elille

Blog about interesting people and events around

Куда нас приводят мечты… и как это происходит?

1 Comment

Good day everyone, English version of the story will come later, this is a Russian version of the story about Anna, who started her life from a new page several times, she started several companies, moved to another country, started there her publishing business and writes a book with her husband “How to create a TRUE partnership in marriage and in business?”

12439134_1064939546884269_4585328013358385476_nМеня зовут Анна Сандермоен. Фамилию свою я только что поменяла, потому что вышла замуж за человека из Норвегии и переехала жить к нему. Мы живем в Швейцарии. Раньше, пока я жила в России, даже представить себе не могла, что когда-нибудь откажусь от своей фамилии Чедия. Я думала, что не родился еще такой мужчина ради которого я бы отказалась от своей индивидуальности. Я всегда считала, что мое имя отражает мою индивидуальность. Из-за необычной фамилии, которая досталась мне по маминой линии от ее отца, моего дедушки, меня с детства часто дразнили в советских школах, но благодаря этому ощущение моей индивидуальности во мне только крепло. С тех пор как я встретила своего нынешнего мужа, для меня постепенно открылось иное понимание замужества: замужество для меня не связано с потерей индивидуальности или отказом от нее, напротив, я ее активно обогащаю и, мне кажется, (я надеюсь!) мой муж тоже. Для меня оказалось большой честью носить фамилию мужа, потому что таким образом я начала чувствовать себя и частью его семьи, и частью его страны. А для любого человека нет ощущения более ценного, чем ощущение принадлежности и причастности сообществу, которое не только тебя готово защитить, но также им можно и гордиться. То, что касается моей девичьей фамилии, я о ней почти не сожалею, потому что достижения и подвиги моих предков с этой фамилией были преданы страной забвению. Это стыд, позор и большая боль, но такова реальность.

Сейчас мне 42 года. У меня есть 11-летняя дочь от моего предыдущего гражданского брака в Москве. Она живет вместе с нами в Швейцарии и ходит здесь в местную школу.

Учеба и первый опыт управления

Время моего студенчества пришлось на смутное перестроечное время, в которое я успела и поработать в массе разных мест – от уборщицы до переводчика, и закончить философский факультет в МГУ. А также выучить три языка: английский, французский и испанский. Я так увлекалась изучением языков, что даже начала изучать немецкий. Но именно на нем я заскучала и решила, что трех языков достаточно и если я вдруг когда-то и буду вынуждена говорить и работать на иностранном языке, это точно будет не немецкий. Эх, если бы я тогда знала, что буду жить и работать в немецкоговорящей Швейцарии! Пока я изучала языки, я использовала все возможности их практиковать и поэтому не упускала ни одной возможности поработать с иностранцами то переводчиком, то помощником, то гидом… Это были простые, но очень полезные для меня подработки.

По окончании МГУ стоит упомянуть две основные работы, которым я посвятила бОльшую часть своего времени. Это был семейный бизнес сначала с моим отчимом, а потом с гражданским мужем. С отчимом у нас была своя консультационная компания. Мы консультировали в основном крупные нефтяные корпорации. Проекты касались самых разных сфер. Мы разрабатывали различные учебные модули для обучения топ-менеджмента компаний и организовывали учебный процесс, мы проводили исследования самых разных аспектов деятельности компаний: их внутренние и внешние коммуникативные процессы, внутреннее и внешнее позиционирование компаний, лояльность населения компании в регионах расположений градообразующих предприятий (нефтяных месторождений и нефтеобрабатывающих заводов в Сибири и на Юге России), проводили разные маркетинговые исследования и т.д. и т.п. Поскольку, как правило, нашими компаниями клиентами были мощнейшие корпорации со штатом, разбросанным по всей стране, это была очень интересная и масштабная по своему охвату работа. Мы работали с тысячами людей, как с работниками компаний, так и с большими выборками населения всей страны. У меня трудилось порядка 50 полевых специалистов по всей стране и около 10 человек в офисе на обработке данных. Этот бизнес был исключительно успешным. И хочу отметить, он также был честным и очень качественным с нашей стороны. Но, как известно, большой и успешный бизнес в России долго не живет и наш основной заказчик – небезызвестная нефтяная компания – накрылся медным тазом. Слава богу, нам удалось избежать “взрывной волны” и никто из нас или наших сотрудников не пострадал, но меры пришлось принимать серьезные. Для меня это был важный этап принятия решений, в какой области и в каких условиях работать или не работать дальше в этой стране. Это был печальный вывод о том, что работа в областях, так и ли иначе связанных с ценностями, формирующими государственную политику, – это риск. Но главное, чему я научилась на этой работе, это был мой навык работать с текстами и контентом – с содержанием. И, конечно, научившись не бояться масштабности проектов, я получила колоссальный управленческий опыт.

Дизайн- бюро и полиграфическое производство

Потом мы с моим гражданским мужем организовали свое дизайн-бюро и полиграфическое производство. У нас был постоянный штат до 50 человек в офисе и типографии. Тут было немало проблем, связанных в основном с производством. Печатные станки стоят больших денег, ставки на кредиты были немыслимыми, поэтому мы искали частные заемы, частных инвесторов. В такое турбулентное время самое тяжелое испытание – это отсутствие каких-либо правил ведения бизнеса, даже неясно, как заключать контракты, нет устоявшихся шаблонов. Все строится на личных отношениях и связях, ты не можешь позволить себе доверять незнакомым людям. Если ты нанимаешь бухгалтера, то смысл его работы заключается в том, чтобы прикрыть задницу от государственных проверочных инстанций. Все остальные финансовые просчеты и расчеты – это целиком черная бухгалтерия, которой занимается финансовый директор. И пересечений с официальной бухгалтерией практически нет. Это к вопросу о том, как государство поддерживает малый бизнес. Вторая серьезная проблема – это персонал. Найти и обучить людей для работы в офисе – дизайнеров, верстальщиков, менеджеров по продажам, офис-менеджеров – оказалось не такой большой проблемой, как найти специалистов на производство таких, как технологов, печатников, резчиков, 1012995291разнорабочих и т.д. Главные проблемы – это алкоголизм и небрежное отношение к дорогостоящей технике. Словом, этот бизнес оказался большой битвой и огромной черной дырой, в которую вылетало все, и если мы честно выплачивали нашим сотрудникам зарплаты, сами мы сидели без денег, порой даже на еду. И я думаю, что дело было не в том, что мы были бездарными управленцами и делали что-то совсем неправильно. Я полагаю, что вообще условия для развития и поддержки малого бизнеса в России очень тяжелые. Мы проделали большую работу, чтобы получить достаточно клиентов и их кредита доверия для того, чтобы развиваться не то, чтобы быстро в гору, но хотя бы ровно, а не по наклонной вниз, но неурядицы, связанные с наемным персоналом и постоянной игры в прятки с государством при подсчете финансов и выплате налогов и невозможностями найти деньги под разумный подъемный процент, глобально подрывали все наши предпринимательские инициативы.
Плюс к моему опыту малого предпринимательства в России, главное, что я получила на этой работе, это было мое понимание технологий изготовления печатной продукции – от идеи до цифрового макета и непосредственно печатного производства. А также я усвоила основные идеи дизайна и оформления. Я стала понимать, каким образом контент преображать в цифровую и бумажную продукцию или книгу. Так для меня был решен вопрос формы.

Материнство

Потом у нас родилась дочь (за ее появление на свет тоже пришлось серьезно побороться, но это другая история). И мы с мужем расстались. Мои представления и ожидания того, как мой муж должен заботится обо мне и дочери, не встретили ответа с его стороны. Если до ее рождения мы с ним жили и ладили хорошо, то я это связываю лишь с тем, что до появления ребенка я не нуждалась ни в поддержке ни в помощи. Наше же видение совместного будущего было бесформенным – куда кривая выведет, живы будем – не помрем. Впрочем, это и есть стратегия выживания при создавшихся условиях в России к тому времени. Когда же родился ребенок, я поняла, что такая незрелая позиция – это роскошь.

С отцом дочери мы не смогли найти общего решения как быть в такой ситуации, и я осталась с ребенком одна без какой-либо его помощи и поддержки. В очень тяжелой финансовой ситуации и даже без жилья. Государство в таких ситуацих тоже никак не помогает: подавать в суд на отца ребенка не имело никакого смысла, потому что белые зарплаты, установленные официальной бухгалтерией, мизерные. Несколько лет подряд я просто боролась за выживание. Я считаю, что эти годы унесли меня вспять: это как тюрьма или армия, которые только неисправимые оптимисты считают источником позитивного опыта, который “если не убивает, то делает сильней”. Пока ребенок маленький, ты связан по рукам и ногам, ты не можешь сделать ни шага в сторону своих интересов, которые в конечном итоге служат интересам ребенка. Но такова реальность, растить ребенка одному – это тюрьма, из которой оба выходят и физически больными и психологически покалеченными. (И если потом появляется возможность восстановления, на это понадобится в два раза времени больше, чем на трудный период, а поезд-то – детство ребенка – бежит на всех парах и уходит!)

Какое-то время я надеялась встретить мужчину, чтобы моя семья стала полной, но это оказалось совершенно невозможным, когда ты скован по рукам и ногам маленьким ребенком, ты им занят всегда. Поэтому я для себя решила, что буду одна всегда, как это ни грустно. К тому же в России, когда тебе больше 30 лет и у тебя уже есть ребенок, общество ставит на тебе крест: тебя ни на работу не берут, ни даже не смотрят как на приличную женщину, достойную внимания.

Конечно, я искала подработки, была в постоянном поиске любых возможностей вырваться на рынок, чтобы поймать хоть какую-то возможность для самореализации и заработка. Было много разных перипетий, но я упомяну лишь некоторые из них. Однажды я написала на заказ книгу для детей. К моему удивлению ее приняли без единой поправки и издали в виде прекрасного аудиоспектакля. При заключении контракта я была вынуждена отказаться от своих прав на текст, потому что это было условием сделки. Но так я поняла, что могу писать интересные тексты. Как-то я подрабатывала по ночам в большом супермаркете, расставляя товары по полкам. В перерывах нас кормили просроченной едой из этого же супермаркета, причем она была со следами крысиных зубов. Так я поняла, чего мне точно не нравится – бесчеловечное отношение к людям, даже если они простые разнорабочие. Иногда мне удавалось подработывать в качестве няни: я смотрела за чужими детьми и моя дочка мне в этом помогала, играя с ними. От работы с детьми я всегда получаю огромное наслаждение, так как для меня это самая главная инвестиция моего времени и энергии. Подрабатывала курьером, но это было роскошью, потому что в дневное время я должна была быть с дочкой. Было интересно ездить по разным мелким поручениям по офисам и смотреть, как люди работают. Из комичного: часто – вместо курьера – меня принимали за большого начальника.
Это была очень грустная жизнь. Отец дочери помогал мне мизерной суммой нестабильно, тогда когда это было удобно ему, а не нам. Иногда брал ребенка по выходным. Как он справлялся с полиграфическим бизнесом дальше, меня больше не интересовало.

“Интеллектуальная поддержка иностранцев в России”

Когда мне везло больше, и я могла пристроить дочку, я работала с приезжающими в Россию иностранцами. Эту занятость я называла “Интеллектуальная поддержка иностранцев в России”. Моими клиентами были приезжие бизнесмены или журналисты, которым я помогала вести бизнес переговоры, объясняла им бизнес реалии и специфику, искала для них нужных людей, партнеров, открывала нужные двери, подбирала правильные СМИ для исследования рынка, продвижения их услуг и т.д. и т.п.
Как-то я подрабатывала на бизнес-проекте испанского производителя дверей для промышленных предприятий в России. Суть проекта заключалась в том, что испанцы искали официального дистрибьютора их продукции на территории России, а также проводили разведку, стоит ли строить свой завод и как, и где. Чего я только не насмотрелась, по каким только подворотням и закоулкам Москвы и области мы не полазили в поисках ответов! Испанцы мне заранее прислали список потенциальных контактов, которые были в курсе, что их посетят. Где они взяли этот список и как составляли – это загадка. Возможно, они использовали каталог какой-нибудь выставки. Но они явно не учли местной специфики. Моя задача была обзвонить их всех и назначить встречу с иностранными представителями. Это не было слишком сложно. Сложности начались потом.
Приехал представитель испанской компании, испанец по имени Иван. По-русски он, конечно, не говорил, но шутил, что его мама, возможно, когда-то была знакома с русским Иваном. Общались по-английски. Мы начали с Иваном объезд всех заранее намеченных мной встреч, в радиусе 100 км вокруг Москвы и в самой Москве. Это был ад, скажу я вам. Промышленные окраины Москвы и подмосковья зимой: адреса не соответствуют адресам, везде стаи злобных голодных собак, пьяные охранники, таксисты, которые дерут деньги непонятно за что и понятия не имеют, куда ехать, навигаторов у них и в помине нет, машина бы не развалилась! Собачий холод, перекусить нормально негде. Иван в белой рубашке и костюмчике, лакированных туфлях с острыми носами, с сумкой на изящных колесиках с каталогами продукции. В итоге, чтобы не стоять в пробках, лучшим способом передвижения оказались пригородные электрички и маршрутки. На третий день разъездов Иван отказался от белой рубашки, поменял на водолазку. На четвертый – сумка с колесиками заменилась на рюкзачок на плечах. Но костюм и лакированные туфли стояли до конца. Я потом поняла почему.
То, как Иван работал с людьми в качестве представителя европейского производителя, произвело на меня впечатление. Благодаря этому я пересмотрела свое представление о том, как вести деловые переговоры. Иван был абсолютно честен и поэтому это получалось у него очень спокойно и уверенно: объясняешь кратко кто ты есть и что конкретно тебе надо, без ужимок и страха, что тебя недооценят. Меня впечатлило, что когда ему задавали вопрос, ответ на который он не знал, он совершенно не парился и говорил, подождите, пожалуйста, я сейчас узнаю. Брал телефон, звонил в Испанию и все тут же выяснял. Обратная связь в Испании работала моментально.
Но это не все. Сейчас я скажу то, что многим покажется странным. Когда мы приходили по контакту на назначенную встречу и обнаруживали там полный провал, то есть это было подвальное помещение полуразрушенного дома, минимально оборудованное, грязное и вонючее, и было сразу ясно, что ни о каком бизнесе тут не может быть и речи, Иван не показывал и виду, что у него нет интереса. Мы проводили бизнес переговоры, как обычно, как будто нас ничего не смущало. Терпеливо и без брезгливости. Хотя с первых секунд было совершенно очевидно, что это будет пустая трата времени. Вот это и есть уровень. Профессионализм. Это и есть культура с большой буквы. Относиться и обращаться с людьми так, как ты хотел бы, чтобы обращались с тобой, кем бы и каким бы ты ни был. Вне зависимости от того, женщина перед тобой или мужчина, старый или молодой, ребенок или взрослый, белый или черный, богатый или бедный или даже нищий. Так задаются стандарты качества. Когда ты умеешь уважать себя в любом виде, ты автоматически уважаешь и других. Вот поэтому костюм и лакированные туфли с острыми носами!

Ицхак Адизес

unnamed-1Потом я встретила Ицхака Адизеса. К тому времени дочь уже подросла, пошла в школу и моя мама начала мне с ней помогать. Только тогда я смогла, наконец-то, начать работать. Я проработала на проектах Адизеса два года. За время совместной интенсивнейшей работы мы с ним стали не только коллегами, но и друзьями. Ицхак Адизес в первую очередь писатель, известный на весь мир тем, что написал популярные книги о своей методологии менеджмента, основанной на концепции жизненных циклов корпораций, о стилях управления по коду PAEI и концепции capi. Во вторую очередь, он известен как бизнес консультант, входящий в тридцатку лучших в мире. Другими словами, он гуру менеджмента. Ицхак приглашается по всему миру как читать лекции, так консультировать и обучать менеджменту компании и правительственные структуры целых стран. Его книги уже переведены на 26 языков мира. Но он продолжает писать новые книги и они издаются и переводятся по всему миру.
Меня с детства завораживали книги. Причем, признаюсь, не читать, а смотреть и держать в руках, а еще находить в них ошибки! Содержание книг меня интересовало крайне редко, но если уж я заинтересуюсь, я вникну на все сто процентов. Так, пока я – совсем юная – работала в консалтинге с нефтяными компаниями, я вникла в вопросы контента, как его делать и структурировать. Когда же у меня были дизайн-бюро и типография, я составила свое впечатление о том, как создавать форму, то есть как делать дизайн и печатную продукцию, как делать книги. И вот передо мной оказался плодовитый писатель, содержание книг которого мне до боли напомнило обожаемого мной Иммануила Канта, книги которого я зачитывала до дыр на философском факульете МГУ. Структурное мышление и изложение Канта – было моей страстью еще со студенческих времен. Я начала вгрызаться в книги Адизеса с целью разобраться и понять досконально его идеи. Это было трудно. Потом, поразбиравшись с его книгами в рамках консультационных проектов, на которых я с ним работала, я начала вникать в специфику отечественного книгоиздания и поняла, что иностранным авторам совершенно необходим специфический сервис, в случае если их книги переводятся и издаются в разных странах, а не только на языке оригинала в стране проживания, где контроль легкоосуществим. А качество переводов текстов, содержащих массу специфических понятий методологии автора, требуют экспертного знания, которое я к тому времени приобрела, поработав с Адизесом и перелопатив массу литературы. Так я заключила с ним контракт о том, что я буду представлять его интересы как автора по всему миру. Я узнала, что это называется литературный агент.
Это было 4 года назад. На тот момент у Адизеса было написано и издано 8 книг. Из них 6 было переведено и издано на русском. Проблема заключалась в том, что некоторые переводы были низкого качества, а также часть книг была издана издательствами, которые к тому времени прекратили свое существование. Таким образом, вместе с ними были утрачены не только сами переводы, но и права на них. Надо ли говорить, какой бардак был в контрактах с автором и, к сожалению, издательства этим пользовались и либо выплачивали роялти с большим опозданием в виде сумм “с потолка”, либо не выплачивали вовсе. Исследовав эту ситуацию, я сделала вывод, что если писатель не разбирается в тонкостях не только издательского дела, но и специфики местного рынка, обманывать и зарабатывать за его счет – нет ничего проще. К сожалению, таковы реалии бизнес-отношений на русскоязычном пространстве: отсутствие доверия и уважения. Работают только тотальный контроль и запугивание. Я договорилась с Ицхаком об условиях и взялась за всю эту неразбериху. Перезаключила контракты, поменяла издателей, на тех, кому можно действительно доверять, и приятно сотрудничать, нашла своих классных переводчиков и сделала новые переводы текстов автора. У меня ушло на это четыре года. Теперь я сдаю в аренду издателям свои переводы книг и делю с автором роялти с их продаж. Сейчас книг Адизеса на русском языке уже 17. Из них одну полностью перевела я лично, а 10 перевели мои переводчики (в моей компании их уже целый штат). Также у меня появился ряд других авторов, в том числе мой муж, которого я вдохновила писать! Со мной работают высококлассные специалисты, русские, уехавшие из России, у всех у них за спиной немалый бизнес-опыт как в России, так и зарубежом, есть степени МБА, они выпускники МГУ и других российских престижных ВУЗов; люди думающие, а главное, что мы разделяем с ними одни и те же ценности. С недавнего времени у меня стали работать также и иностранные специалисты-филологи, потому что я расширяю свою деятельность и начинаю работать также и в Европе. Кроме русских переводов я уже делаю и другие.

Замужество

Благодаря Ицхаку Адизесу я встретила своего мужа. Он его давний бизнес-партнер и оказался в Москве по приглашению Адизеса для сотрудничества в одном из масштабных консультационных проектов, где мы все вместе работали. Поначалу мы были просто коллегами, пока я не заметила, к своему удивлению, что его внимание ко мне это не только вежливость воспитанного человека, а активное ухаживание. В определенный момент жизни, как это было сказано выше, я для себя решила, что всегда буду одна, поскольку не родился еще такой мужчина ради которого я откажусь от своей индивидуальности. Я старательно не замечала его знаков внимания… Но со временем этот человек продемонстрировал такое отношение ко мне, благодаря которому я поняла, что отношения с мужчиной это не отказ от моей индвидуальности, а напротив, ее постоянное обогащение. Мне не было ни с одним мужчиной так интересно, как с ним. И так спокойно. И наверное, самое важное в отношениях – это уважение не только за ум и интеллект, но за слова и поступки, которые не расходятся друг с другом. Это порождает доверие. Тут можно было бы много всего написать, но я не буду, потому что мой муж уже написал об этом в своей первой книге, которая так и называется “Моя русская жена” или MY RUSSIAN WIFE. Это, кстати, будет первой книгой моего собственного издательства, которое я сейчас открываю здесь в Швейцарии Sandermoen Publishing. В данный момент книга в работе и скоро выйдет.15110497_1301677389877149_5122099396589420488_o

Так мы с дочкой переехали жить в Швейцарию. Надо сказать, для меня это было полной неожиданностью. И то что Швейцария, и то что тут говорят на непонятном мне языке. Но самое главное то, что это совсем другой мир. Мы тут живем уже три года и я не перестаю удивляться тому, как здесь все налажено, функционально и эффективно. Кроме радостного удивления я часто ощущаю боль и обиду, думая о том, что такую большую часть своей жизни я жила и работала там, где мне даже в голову не приходило, что жизнь может быть лучше. Ведь я уже жила в Москве и даже закончила один из самых престижных ВУЗов, у меня были успешные бизнесы, я много путешествовала по миру и т.д. Для многих россиян это предел мечтаний! Тут же я повсюду вижу красивых подтянутых людей, довольных стариков с прямыми спинами, счастливых многодетных матерей с налаженным бытом и заботящимися мужьями, потрясающую природу, чистую провинцию без пьянства. Наладить свой бизнес? Пожалуйста, государство тебя поддержит. Есть цивилизованные системы страхования и процедуры банкротства. Все построено на доверии и уважении. Если люди пьют, они обычно знают меру. И главное, тут безопасно, дети могут разгуливать одни с пятилетнего возраста, а если я надену кофточку без лифчика, никто не будет смотреть на меня раздевающим взглядом, свистеть или упрекать. Такое практически исключено. Наконец-то, я могу красиво одеваться, так как я этого хочу, и носить красивую дорогую обувь! Тут нет бедных, у всех есть достаток. Это то, что в моем понимании называется коммунизмом. Только живя в России я была убеждена, что это утопия. И я вижу и чувствую, как по-разному мы с мужем мыслим и думаем: он – тот, кто родился и вырос в либеральной атмосфере, а я – тот, кто родился и вырос в тоталитарной. Мы разные, но в то же время мы вместе… В книге мужа «Моя русская жена» это описано подробно.

Мой муж – Шетил Сандермоен (Kjetil Sandermoen) – создатель и владелец своего частного университета “Фредериктон” и Бизнес Школы Сандермоен, так названной в честь его отца. Штаб квартира университета и бизнес школы расположена в Канаде. Университет и бизнес школа полностью аккредитованы и им уже более 10 лет. Я знаю лично многих людей из преподавательского состава, это умные и опытные люди из большого бизнеса, для которых преподавание не только их профессия, но и дело для души. И хоть там трудится более сотни профессоров и экспертов, муж тоже иногда разрабатывает учебные программы. В Университете “Фредериктон” немалый выбор учебных модулей разной продолжительности и разной стоимости, дающий студентов возможность выбрать и скомпоновать свою индивидуальную учебную программу в зависимости от целей и финансовых возможностей. Чем этот университет и бизнес школа уникальны? Они полностью он-лайн. Такой вид образования идеален для семейных людей и для людей, у которых нет возможности прекратить работать, чтобы поднять уровень своей квалификации. Также он идеален для работодателей, которые хотят поднять уровень квалификации своих работников без их отрыва от производства. Университет “Фредериктон” также разрабатывает учебные модули на заказ под определенные типы бизнесов на основе специфических экспертных знаний о продукте и рынке сбыта. В любом случае такой тип обучения подходит тем, кому нужны именно знания, а не тусовки и поиск знакомств. За таким видом обучения, я уверена, будущее. Университет “Фредериктон” и Бизнес школа Сандермоен дело жизни моего мужа и я восторгаюсь им за это. Теперь это стало частью и моей жизни тоже.
Шетил не только происходит из общества и семьи с деловыми традициями, но и имеет и свой собственный многолетний и успешный опыт ведения интернационального бизнеса в разных сферах: от IT и мебельного производства до предоставления консалтинговых услуг по всем миру. 30 лет назад он организовал филиал Института Адизеса в Скандинавии. Таким образом, он может не только организовать и наладить бизнес, но также умеет и прекрасно систематизировать и преподносить материал людям.
unnamedВспоминая то, как бизнес консультирование работало в России, я прихожу к мысли о том, что большинство российских бизнес-консультантов объединяет отсутствие личного делового опыта. Сто дипломов МБА не заменят работы в поле.
Почему же у большинства российских бизнес консультантов нет делового опыта, спросите вы. Потому что его взять неоткуда. А люди, у которых есть бизнес опыт, не пойдут в бизнес консультанты. Они уедут из России, а если не уедут, то жить на деньги за консультирование других не будут. Они слишком много знают того, чем в России делиться не принято: они повязаны по рукам и ногам.
Теперь я скажу не про Россию. Не-в-России тоже полно бизнес консультантов исключительно с академическими знаниями, которые они никогда не проверяли в деле, но разница в том, что не в России, например, в Европе, традиция ведения бизнеса настолько укоренена из поколения в поколение, что у большинства людей в принципе ход мыслей исключительно деловой и предпринимательский (это, кстати, то, что в России скептически называют “европейской меркантильностью, расчетливостью” или “буржуазными привычками” и т.д.). Можно сказать, предпринимательство у европейских людей в крови: они так мыслят не только в масштабах своей жизни, в том числе относительно своих детей, но и в масштабах своей страны. Это целая культура, основанная на уважении и доверии к чужому бизнесу, даже если это твой прямой конкурент. И именно это создает ощущение безопасности любого начинания; в том числе бизнес консультирования, в случае если ты принял решение, что у тебя уже достаточно бизнес опыта и понимания внутренних и внешних механизмов бизнес процессов, чтобы начать ими делиться в качестве бизнес консультанта. Конечно, есть разные уровни деловой активности: от местячковой до интернациональной. И то, какой именно у тебя опыт, определяет и уровень твоих клиентов. Мой муж помимо своей основной деятельности, связанной с Бизнес Школой Сандермоен и Университетом “Фредериктон” , консультирует компании по всему миру по вопросам стратегий и оргструктур уже более 30 лет.
Сейчас Шетил заканчивает писать свою книгу про Организационные структуры и то, как их построить так, чтобы они осуществляли намеченную стратегию. Скоро я издам эту книгу.

Мне кажется, университет, школа и книги именно то, во что стоит вкладывать свои знания и энергию. Создавать инструменты образования для людей на основе либеральных ценностей: именно то, что нас с мужем вдохновляет двигаться вперед. В мире живет и постоянно рождается такое огромное количество людей, которым даже в голову не приходит, что знания это свет, что именно знания – при преобладании в обществе правильных ценностей – приносят людям здоровье и долголетие, счастье и радость. Дело не в бедности или количестве денег, дело – в уровне образования, дело в культуре, дело в ценностях, которые нами движут в нашей ежедневной жизни и мотивируют наши поступки.
Продолжая выстраивать логическую цепочку моего пути, можно сказать, что составив свое впечатление о содержании и форме, я, наконец-то, пришла к структуре в виде – в первую очередь семьи, во-вторую, места проживания в Швейцарии, в-третью, в отличном сочетании направления движения деловой деятельности моего мужа с моей. Какая последовательность была бы более эффективна (структура – форма – содержание?), я не знаю. Не уверена, что обладание структурой изначально дает более четкое понимание содержания и формы, потому что во многих смыслах структура это то, что тебя ограничивает, хотя часто именно в ограничениях и рождается настоящая свобода. Вот такая диалектика!
Почему мы счастливы?
Вот есть слово любовь и никто не может дать ему точное определение, с которым все были бы согласны. Что люди знают об этом слове? Почему самый распространенный в мире символ – это сердечко? Потому что это то, чего людям всегда не достает. Они всегда хотят любви. И чем больше, тем лучше. Люди думают, что любовь сделает их счастливыми. А это не так. Нас не любовь делает счастливыми. Счастливыми нас делает процесс создания любви: когда ты ее творишь, создаешь, делаешь, даришь и отдаешь, но не получаешь. Получение любви делает счастливыми только детей. А взрослый потому и взрослый, чтобы любовь отдавать. Именно процесс отдачи делает нас счастливыми, потому что даря любовь, мы сами ей переполняемся от счастья, что это получается! И это главная причина того, что мы делаем с мужем для людей: мы им отдаем свою любовь и поэтому мы счастливы сами. Это и есть высшая степень самореализации.

А мое личное счастье еще и в том, чтобы жить и работать с умными образованными людьми и носителями высокой культуры общения. Мне хотелось бы, чтобы таких людей было все больше, поэтому я думаю, что свой частный университет и книжное издательство это прекрасные для этого инструменты. Мы с их помощью несем в мир все самое лучшее, на что способны. Наш слоган “Нам необходимо образование, чтобы сделать мир лучше”, а моя личная миссия звучит так “Создание ценности образования и знаний, развитие и поддержка атмосферы взаимного уважения и доверия в российской бизнес-среде”. А о том, что такое уважение и доверие в бизнесе и в отношениях и как именно их создать, мы с мужем сейчас пишем книгу, рабочее название которой “How to create a TRUE partnership in marriage and in business?”

Advertisements

One thought on “Куда нас приводят мечты… и как это происходит?

  1. Очень интересно!! Работайте! Ждём ваших книг 🙂

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s